November 13th, 2010

Маст рид

Кстати, кому интересна история вопроса, тот маст рид.
http://www1.lib.ru/MEMUARY/JUGOSLAVIA/zelitchenko_kososvkij_dnevnik.txt
Чувак - опытный полицейский из Кыргызстана (типа русский), спец по наркоте - будучи в составе международных полицейских сил в Косово, вполне нейтральлно ведёт дневник, основанный на ментовских сводках (ну и собственной работе, ессно). Из них в сумме вырисовавается относительно подробная картина происходившего в начале 2000-х.
Строго говоря, дневник не только косовский, ибо отдельными заметками затем касается ещё и конфликта в Македонии, а также в Прешевской долине, где автор тоже успел поработать.

Единственное хреновое обстоятельство: текст по сути нередактирован, а автору глубоко насрать на упоминаемые названия и некоторые другие детали. Ну, у него другая работа, да. То есть, то, что Гниляны и Жиляны в зависимости от настроения - это одно и то же, поймёт только тот, кто заранее в теме. Ну, или, например, не стесняется человек писать Урошевац, а в следующем же предложении - Феризай, без связи с предыдущей мыслью.
И всё такое прочее, вобщем. Но тем не менее, материал весьма и весьма ценен. В том числе тем, что он на русском;)

Байрам, мой 41-летний кадет, немного рассказал о себе. Закончив полицейскую школу, работал в одном из участков. В мае 1980-го умер Тито, и начались политические брожения. Байрам вошел в группу, ратовавшую за отделение Косово от Югославии и присоединение к Албании или (второй вариант) - за "самостоятельность" Косово. Короче, в сентябре 80-го года в его сумке нашли прокламацию, арестовали и судили. Срок (10 лет) отбывал в политколонии под Белградом, причем три первых года - в одиночке. Говорит, что арестовавшие его сотрудники "Державной Безбедности" (местный вариант КГБ), как и он сам, были албанцами. Судили и даже конвоировали тоже албанцы. Так что сербы, резюмирует он, тут не причем. Освободился "звонком" (и даже месяцем позже) в ноябре 90-го. Когда сидел, со всей страны поступали новые заключенные: на волну демонстраций власти ответили усилением репрессий. Многих полицейских-албанцев если не псадили, то, как моего первого подопечного, Бафти (42 года), уволили без объяснения причин. Вернувшись после отсидки, Байрам пошел в УЧК, затем в KPS (Полицейская служба Косово). Идейный, но не нацист. Охотно "притчит" по-сербски и говорит, что хватит воевать, мы, дескать, обречены быть соседями и надо учиться жить в мире.